Лунная лошадь

В самое Рождество мы получили в подарок рассказ от автора, подписавшейся загадочным именем Elena Red. 

Новый год — волшебный праздник. В новогоднюю пору случаются невероятные события. В это верят не только дети, но и взрослые.

В детстве я верила, что в Новый год происходит чудо. В Деда Мороза не верила, а в чудо верила. В детсадовском возрасте поняла, что Дед Мороз на наших утренниках это или Нина Васильевна – воспитатель средней группы, или Анна Ивановна — методист и заведующая комнатой-музеем, где выставлялись наши лучшие поделки. Они надевали шубу, цепляли бороду, и говорили низким голосом. Но все же было заметно, что это никакой не дед, а переодетая женщина. Подозревали ли об этом другие дети, мне неизвестно, поскольку я не догадалась спросить. Думаю, что большинство детей знали, что Мороз-то ненастоящий. Дети намного мудрее, чем кажутся.

Моя дочь сейчас взрослая, а когда была маленькой, я прятала для нее подарки под елкой. В новогоднюю ночь она с азартом искала их, и сколько же неподдельного восторга я видела в ее глазах, когда она находила. Недавно спросила, верила ли она в Деда Мороза. И удивилась, услышав ответ: дочь всегда знала, что подарки под елку складывали мы — родители. «Тогда почему ты заказывала подарки Деду Морозу?» — спросила я. «Это такая игра. Вы делаете вид, что подарки от Деда Мороза, я делаю вид, что верю в него», — ответила она. Так оно и есть. Мы в школе тоже делали вид, что верим в Деда Мороза, чтобы не испортить праздник наивным взрослым. В школе, помню, мы с одноклассниками делали ставки, кто на этот раз Дед Мороз — кто-то из физруков или один из трудовиков. И когда он приходил при всем параде, с украшенной дождиком палкой-посохом, спрятавшись за бороду и меняя голос, мы вглядывались в каждый жест, вслушивались в оттенки тембра и тихо переговаривались, выдвигая версии. Иногда мы удивлялись, когда не признавали в нем никого из учителей. А это учителя решили соригинальничать и позвать «варяга» из Дома Культуры. Бывало и такое.

Вспомнила об утренниках и снова погрузилась в счастливое время, именуемое детством. Этот восторг от красиво украшенного зала, в центре которого стоит главная красавица праздника — большая нарядная елка, и предвкушение праздника. А в глазах уже рябит от пестрых маскарадных костюмов — все на что способны фантазии детей и умелые руки родителей.

Но я хочу рассказать о самом несчастном утреннике в своей жизни, когда готова была провалиться со стыда под землю и жалела о своей задумке. Ведь в розовых мечтах все выглядело по-иному.

Я училась в четвертом классе. Мечтала занять в конкурсе маскарада какое-нибудь призовое место, не обязательно первое. Впрочем, мои костюмы может были красивые, но не оригинальные. Я была, или сто первой принцессой, или сто десятой снежинкой. Однажды надела костюм цыганки, думала, что точно буду единственной и неповторимой. Не повезло: именно в тот год параллельный класс готовил номер с цыганским табором, и кроме меня в костюме цыганок и цыганов выплясывали еще человек двадцать. Увидев меня, учительница ряженых цаганов обрадовалась и попросила меня заменить заболевшую ученицу. Мне пришлось побыть в массовке и повторять движения за остальными. Несмотря на мои нелепые движения, табор занял призовое место, и каждому вручили по кулечку конфет, мне досталась заслуженная награда. Это немного смягчило мое разочарование, а я твердо решила на следующий Новый год сшить оригинальный и ни на кого не похожий костюм.

Думать о нем я начала летом. Перебрала множество вариантов, но ни один не вызвал у меня восторга. Потом я прочла книгу про Дениса Кораблева. Там был эпизод, где он вместе с другом выступал на сцене в костюме лошади. «Вот оно!», — озарила меня идея. Это именно то, что я искала.

Для воплощения идеи понадобилась вторая половина лошади, то бишь партнер. Я немедленно поделилась идеей со своей подругой Алкой. Она с восторгом приняла мое предложение стать задней частью лошади. Вот что значит друг: готов на любые жертвы. С октября мы начали шить тело лошади. Как будем делать голову, мы пока не озадачились. Нам показалось, что самая сложная часть лошади — тело. Поскольку большого куска ткани у нас не было, мы решили собирать лоскутки ото всюду. У мамы была швейная машина и каждый раз, когда она что-нибудь шила, я просила ненужные лоскутки. Мама спросила, на что они мне и я, наивное дитя, в красках расписала, что мы шьем костюм. Алка тоже насобирала разных лоскутков и начала сшивать их в одно целое. Поскольку шили мы вручную, дело продвигалось медленно.

Наступила середина декабря, а у нас еще «конь не валялся», в прямом смысле — лошадь не была готова. Тут еще напасть: однажды не пришла учиться Алка. Выяснилось, что заболела. После школы пошла навестить. Вид у нее был удручающий: лежала в кровати, бледная, вялая, с осипшим голосом. Она отдала мне сшитые лоскуты и просипела:

— Извини, я не смогу пойти на утренник. Вот, пришей это к остальной части.

— Как же лошадь? Я одна не могу быть ею, у нее четыре ноги!

— Попроси кого-нибудь из девочек.

— Может ты успеешь выздороветь?

— Постараюсь, но не обещаю.

Я с удвоенной силой принялась дошивать лошадь. После школы, сделав уроки, я только и делала, что шила. Отец, заметив меня с разноцветной тряпкой, тоже поинтересовался, чем занимаюсь. Ему тоже рассказала о мечте.

— Где голова? — спросил он.

— Еще не сделала, — чуть не плача ответила я.

До утренника остался день. Я понимала, что не успеваю, и решила просидеть всю ночь и дошить костюм. Прихожу домой, а у родителей загадочные лица. Тадам! Отец гордо достает большую голову лошади, сделанную из картона, обклеенную ватманом. У папы талант художника, если надо было нарисовать плакат на работе, всегда просили его. Голова получилась реалистичной и точеной: нарисованные глаза с пушистыми бумажными ресницами, нарисованные ноздри и кудрявая бумажная грива. А мама дает мне полностью дошитое тело лошади: она добавила недостающую ткань и прострочила на машинке. В эту ночь я с радостью легла спать.

На утро меня ждало разочарование. Я надеялась, что Алка выздоровеет и мы вместе понесем большой некрасивый мешок с костюмом. По телефону она сообщила еще более осипшим голосом, что не пойдет и пожелала удачи. Тут, наконец, я сдалась. Три месяца я старалась, боролась, но все против меня! Хватит! Я объявила родителям, что никуда не пойду и бросилась ничком на кровать.

Я никогда не видела родителей такими сердитыми. Они больше часа убеждали меня, что надо быть сильной и доводить дело до конца. Угрозами, и уговорами они заставили меня подняться. Я шла очень медленно, ждала, когда стемнеет, чтобы никто не видел, что я иду с уродским мешком. Я ненавидела себя за идею, Алку — за болезнь, родителей — за настойчивость и весь мир за свои неудачи. Возле школы я пряталась за кучами снега, наваленными дворником. Мелкими перебежками я добралась до входа. Наивная. Весь позор меня ожидал в школе, пока я добралась до класса, только ленивый не поинтересовался, что за смешной мешок у меня.

Когда я оказалась в окружении одноклассников, все сомнения исчезли.  Возникла решимость пройтись на параде костюмов. Одноклассники с интересом рассматривали костюм, восхищались красотой головы, я успокоилась. Спросила у девочек, не хочет ли кто стать задом лошади. Оказалось, что у всех свои костюмы. Мне сказали, чтобы я нашла Надю – она пришла без костюма. Когда я выловила ее в коридоре и привела в класс, она с сомнением взглянула на мою лошадь и сказала, чтобы я поискала еще кого-нибудь, и пообещала, что станет задом если никого не найду. Одноклассники закончились, я вышла из класса в раздумьях. Ко мне подошла Эля из параллельного класса и удивилась, почему я грущу. Я объяснила причину. Она сказала, что хочет быть передом лошади. Я отказалась, тут объявили начало конкурса.

Я побежала в класс. Там меня ждала Надя, остальные уже ушли. Когда мы прибежали, маскарад был в разгаре. Я становлюсь в очередь для дефиле и слышу, как сзади Надя с кем-то ругается. Оказалось, что Эля решила стать задом лошади и залезла к нам под лоскутное тело, а Надя прогоняла ее. В общем, когда подошла наша очередь выйти, у лошади оказалось шесть ног. Лия Петровна, учительница изо, комментировавшая парад костюмов, увидела нашу лошадь и недоуменно воскликнула:

— Посмотрите, кто пришел к нам. Это лошадь? О, это многоногая лошадь, она прилетела к нам с Луны. Да, это Лунная лошадь. Сколько у нее ног, шесть? — в этот момент к нам под локутки залез еще кто-то. — Нет, у нее восемь ног!

Наша лошадь произвела фурор, все дети с интересом смотрели на чудо и каждый хотел залезть к нам и стать частью Лунной лошади. С каждым кругом дефиле у нее ног становилось больше. Лия Петровна уже под конец сбилась со счета, пересчитывая наши ноги. Я вошла в азарт и громко гоготала как лошадь, а мой многочисленный зад дружно за мной повторял.

Словом, в этот день произошло чудо, в которое я так верила. Мне дали второе место. Первое место занял серый волк, у которого тоже была картонная голова, обклеенная ватманом и закрашенная в серый цвет. Голова волка была немного лучше головы лошади, поскольку у нее открывалась пасть с острыми бумажными зубами. Я была рада второму месту: мне подарили грамоту, книжку и кулек конфет. Домой шла уставшая и счастливая, уже не стесняясь мешка, куда прекрасно вместились вместе с костюмом еще и подарки. Я получила несколько подарков от девочек, кто-то подарил открытку собственного изготовления с маленьким сувениром, кто-то — шкатулку собственного производства с конфетами внутри, кто-то — мягкие игрушки и брошки-заколки. Я тоже приготовила для подружек подарки, ведь дарить подарки тоже приятно.

Волшебники существуют. Это взрослые — наши родители, воспитатели, учителя и все, кто создает для детей чудесный праздник Новый год. Чудеса творят они.

Посмотреть все рассказы можно ТУТ.